Знакомства в хотьково скороходова мария

Повседневная жизнь Москвы в XIX веке (fb2) | КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно

знакомства в хотьково скороходова мария

ЗНАКОМСТВА • 1 êëóá çíàêîìñòâ, ò, ò.8() . Находка для ВЫГОДНО! маленьких скороходов . – БОРОДИНО: музей, Спасо-Бородинский м-рь, музей Толстого, домик игуменьи Марии, поле, – ТРОИЦЕ-СЕРГИЕВА ЛАВРА + Радонеж + Хотьково / руб. Знакомства в хотьково скороходова мария. в хотьково мария знакомства скороходова. Что такое клуб Organic Woman? Это возможность выслушать. Мир эмалей княгини Марии Тенишевой = Princess Maria Tenisheva & her world of . От знакомства до золотой свадьбы: любовь в нар. культуре и изобр. / Галина Дайн. - Хотьково ; Сергиев Посад: Цветографика, . 14 марта г., Балашиха. - Москва: Картинная галерея: Скороходов.

Самому старому здесь от силы триста лет, но в таких домах не живут, а только служат. И вообще жить в доме, которому под сто годов, большинство москвичей считают для себя едва ли не оскорблением. Непрерывное изменение и обновление — в самой природе Москвы. Она и в древности то и дело горела и возрождалась, и в новое время непрерывно перестраивалась.

Может быть, потому что она женского рода, она и легкомысленна, и непостоянна. Ее поминутно тянет прихорашиваться и наряжаться — все равно кем: Та Москва, исчезновение которой мы наблюдаем сейчас, появилась лишь на рубеже девятнадцатого и двадцатого веков, и для ее возведения уничтожали предшествующий город, сложившийся после великого пожара года.

При этом все тексты сопровождены обстоятельными комментариями виднейших исследователей Толстого. Именно с середины х годов личность и работа Толстого приобретают поистине всемирную известность. Некоторые стороны жизни и деятельности Толстого второй половины х — начала х годов основательно исследовались в монографиях советских ученых, вышедших за последние 20—25 лет: Толстой и Герцен М.

Лев Толстой как художник М. Лев Толстой и Восток М. Недостатка в материале о днях и трудах Толстого за взятый нами период испытывать не приходилось.

Автор надеется, что из существенного ничто не забыто. Толстой вернулся в Москву из Никольского-Обольянинова, где около десяти дней гостил вместе с дочерью Татьяной Львовной у давних знакомых — Олсуфьевых.

Первое письмо, отправленное из Москвы, было адресовано художнику Н. На этом месте письма меня прервала поданная от вас телеграмма. Ге, ставший одним из самых близких друзей Толстого и всей семьи, приезжал к ним каждой зимой со своего черниговского хутора. Никогда он не проезжал мимо нас, не заехавши к нам, где бы мы ни были — в Москве или в Ясной Поляне.

Сам Толстой сказал как-то о своем теперешнем друге: На этот раз Н. Ге пробыл у Толстых около двух месяцев, писал картины для народа на евангельские темы, а также портреты — С. Мне кажется, что это была бы богоугодная картина. Что вы скажете и что скажет цензура? Текст описания картины Ге, занимающий четыре страницы, сохранился в шести рукописях: Но Толстой так горячо хотел поскорее издать картину, что поручил М.

Факт этот удостоверяют записки И. Показывая Ивакину свои рисунки их было тогда девятьГе сказал: Долго обдумывал и думаю, что это к делу идет.

Важно уловить надлежащий момент в рассказе. Вот мне вчера пришел в голову еще эскиз, который, по-моему, нужен.

Это — сцена, когда мужики собрались на сходку, толкуют, что делать с ребятами, и ничего не выходит, а баба взяла обоих малюток и дает им грудь.

знакомства в хотьково скороходова мария

В письме к жене, отправленном в тот же день, Толстой писал: И еще раз 23 октября: Толстая, ведавшая теперь делами изданий, стала торопить с повестью. Уезжая 19 декабря в Никольское, Толстой взял рукопись с собою.

Софья Андреевна писала вдогонку: Но ты уехал, увез все, и я ничего не могу предпринять! Напиши, не нужно ли мне что сделать или переписать или набрать? В первом же письме В.

Все места мира

Черткову после его отъезда в Петербург 10 Толстой сообщал: Однако в конце января или начале февраля повесть - 8 - поступила в набор. На гранках со штампом типографии А.

знакомства в хотьково скороходова мария

На последней корректуре авторская дата окончания: Около 20 марта, начав свое письмо к Н. После того как повесть была напечатана, Толстой заметил в письме Л. В другом письме, определяя план повести, Толстой заметил: Создавалась повесть не о смерти, а о неверно прожитой жизни.

Но жить нужно со всеми — с миром. Жизнь эгоистическая воздвигает между человеком и миром стену - 9 - отчуждения и лжи; связь с миром дается служением людям, самоотречением и любовью. О связи человека с миром, которая одна способна внушить веру в жизнь и придать ей смысл, Толстой думал больше всего именно в этом, глубоко трагическом, произведении о смерти В последних рукописях и корректурах сильно увеличился объем повести.

Правда, некоторые эпизоды, посторонние или противоречившие главной теме — рассказу о бесцельной жизни и о душевных переживаниях во время болезни, были сокращены. Исчезло, например, место, где Иван Петрович, друг покойного, вспоминает ночную сцену в дортуаре Училища правоведения: Я живу, пользуюсь теми благами, которые дает мне жизнь. Повествование в целом становилось все более подробным, психологически глубоким и драматичным. Многие гранки и страницы верстки исправлялись так сильно, что вновь переписывались и делался новый набор.

При неизменности сюжета и даже композиционного построения менялась самая ткань повествования В первой редакции, например, рассказывалось об Иване Ильиче, когда он стал судебным следователем: Иван Ильич хорошо писал и любил элегантно писать. И был уверен в. В прежней службе приятно было свободной походкой в шармеровском вицмундире пройти мимо трепещущих и ожидающих приема просителей и должностных лиц, завидующих ему, прямо в кабинет начальника и сесть с ним за чай или папиросы; но людей, прямо зависящих от его произвола, было мало.

Такие люди были только исправники и раскольники, когда его посылали с поручениями, и он любил учтиво, почти по-товарищески обходиться с такими, зависящими от него, людьми, любил давать чувствовать, что вот он, могущий раздавить, дружески, просто обходится с. Таких людей тогда было мало. Теперь же, судебным следователем, Иван Ильич чувствовал, что все, все без исключения, самые важные, самодовольные люди, — все у него в руках и что ему стоит только написать известные слова на бумаге с заголовком, и этого важного, самодовольного человека приведут к нему в качестве обвиняемого или свидетеля, и он будет, если он не захочет посадить его, стоять перед ним и отвечать на его вопросы.

- алфавитный список фирм

Иван Ильич никогда не злоупотреблял этой своей властью, напротив, старался смягчать выражения ее; но сознание этой власти и возможность смягчать ее составляли для него главный интерес и привлекательность его новой службы.

В самой же службе, именно в следствиях, Иван Ильич со свойственной ему способностью очень быстро усвоил прием отстранения от себя всех обстоятельств, не касающихся службы, и облечения всякого самого сложного дела в такую форму, при которой бы дело только внешним образом отражалось бы в следствии, исключалось совершенно его личное воззрение и, главное, соблюдалась бы требуемая формальность.

Дело это было новое. Это уже совсем близко к соответствующему тексту в главе второй окончательной редакции. По мере работы усиливался обличительный смысл повести и ее художественное совершенство. О женитьбе Ивана Ильича в раннем наброске говорилось: Иван Ильич прельщал ее, как. Девица прельстилась, но понемногу стала затягивать Ивана Ильича и затянула. Взамен появился полный иронии текст: Он танцевал уже в том смысле, что хоть и по новым учреждениям, и в пятом классе, но если дело коснется танцев, то могу доказать, что в этом роде я могу лучше.

Так, он изредка в конце вечера танцевал с Прасковьей Федоровной и преимущественно во время этих танцев и победил Прасковью Федоровну. Она - 11 - влюбилась в. Иван Ильич не имел ясного, определенного намерения жениться, но когда девушка влюбилась в него, он задал себе этот вопрос.

Еще в наборной рукописи о Прасковье Федоровне было написано: Придать жизни с ней веселый, приятный и приличный характер не было никакой возможности. До этого было сказано еще резче: Все это снято, описание смягчено, хотя не стало от этого менее драматичным: В итоге у страдающего от бессмыслицы прожитой жизни Ивана Ильича лишь детские воспоминания вызывают отрадное чувство.

Сначала об этом сказано в очень общей форме: На полях рукописей и корректур стали появляться все новые и новые подробности: Разве Кай так целовал руку матери, так шуршал шелк складок платья матери? Разве он бунтовал за пирожки в Правоведении? Только в корректуре написана глава X, начинающаяся словами: Иван Ильич уже не вставал с дивана. Он не хотел лежать в постели и лежал на диване. И, лежа почти все время лицом к стене, он одиноко страдал все те же не разрешающиеся страдания и одиноко думал все ту же неразрешающуюся думу.

Неужели правда, что смерть? И внутренний голос отвечал: Вновь возникают детские отрадные воспоминания — о вареном черносливе, подовых пирожках, карамельках. В окончательном тексте описание развернуто: Пуговица на спинке дивана и морщины сафьяна. Расширялся, уточняясь, обогащаясь, рассказ о последних часах жизни, просветлении перед смертью и о самом последнем мгновении. Но уже 30 марта профессор Н. Стороженко и писатель-этнограф А. Первый письменный отклик, полученный Толстым, был от В.

Все мало, все мелко, все слабо и бледно в сравнении с этими ю страницами. И я себе сказал: Люди мира или не понимают, или злятся, что хорошо — потому что понимают Чайковский заметил в своем дневнике 12 июля: Более чем когда-либо я убежден, что величайший из всех когда-либо бывших писателей-художников есть Л. Его одного достаточно, чтобы русский человек не склонял стыдливо голову, когда перед ним высчитывают все великое, что дала человечеству Европа.

Это нечто такое, что перестает уже быть искусством, а является просто творчеством. Рассказ этот прямо библейский, и я чувствую глубокое волнение при мысли, что такое произведение снова появилось в русской литературе До того Лесков уже выступал в печати, защищая народные рассказы Толстого от реакционных критиков.

Умирающий Иван Ильич только в разговорах с буфетным мужиком Герасимом находил облегчение своим мучениям. Герасим один только жалел умирающего барина, не лгал сам и не заставлял лгать Ивана Ильича. Радость жизни, сила, красота, ловкость Герасима не оскорбляли изможденного болезнью Ивана Ильича, потому что Герасим не притворялся, не лицемерил. Оказывается, что выражение это ближайшим образом восходит к Достоевскому.

Разговаривая о религиозной вере с графиней Ю. От себя Лесков добавляет: Достоевский, как чуждый пришлец в большом свете, только пугал, то граф Л. Там же Михайловский, критикуя Толстого с либерально-народнических позиций, высказал не слишком высокое мнение о повести.

Известный ученый и революционер, в ту пору эмигрант, живший в Швейцарии, Л. Мечников брат того И. Мечникова, который послужил прототипом для главного персонажа повести писал, прочитав й том: Иван Ильич был действительно карьерист, а я карьеристов не люблю; но насколько его психический регистр был богаче того, которым наделил Толстой своего героя!.

На этом основании он защищал в связи с повестью Толстого славянофильскую концепцию преклонения перед стихией народной жизни Но из всех критиков, восхваляющих графа, по моему мнению, иностранные критики судят о нашем великом писателе лучше и достойнее, чем критики русские, а из иностранцев, кажется, всех полнее, глубже и правильнее понимает и толкует сочинения гр.

Толстого впервые посетил В. Молодой писатель пришел вместе с Н. В это время Толстой не вел дневник, а в письмах, довольно многочисленных, ни словом не обмолвился о знакомстве с Короленко. Свидетельства об этой встрече сохранились лишь в письмах и воспоминаниях Короленко. В первый раз это было в году. Второй — в и в последний — за три месяца до его смерти. Наконец, в третий раз я говорил с великим писателем у самого конца его жизненного пути и опять слышал от него новое, неожиданное, порой загадочное Хотя он на днях принимает Журнал от Майкова2, но еще ничего не знает о положении редакционных дел, ибо мало всегда заботился о знакомстве с общим механизмом дела.

Если в последнюю минуту у него не выхватит Журнал другой более ловкий кандидат в редакторы, то помощником редактора при Васильевском делаюсь я3, Ваш покорный слуга, и буду составлять июльскую книжку.

Повседневная жизнь Москвы в XIX веке (fb2)

Все это случится около числа и тогда я смогу дать Вам самые определенные сведения о сроках и условиях. Это мое назначение условно решено было давно в феврале 4, но должно было остаться в "глубоком" секрете по причинам, о к[ото]рых я только догадываюсь: Связанный секретом, я Вам не писал ничего до тех пор, пока Васильевский сам не стал выдавать секрета. Но и теперь прибавлю, что секрет официально остается таковым и до сей поры.

Благодаря этому случаю, мы на лето остаемся под Петербургом5. Все лето пишите по городскому адресу, пока я не сообщу Вам о перемене квартиры. Где будете жить Вы?

Диспут Л[аппо-]Дан[илевского] начался поздно, тянулся долго6. Кареев возражал ему совсем прилично. Свое возражение я считаю совершенно неудавшимся благодаря усталости и случайному раздражению, к[ото]рое было вызвано председателем Ламанским и отразилось не на тоне моей речи, а на ее логике. Затем вмешался в диспут политикоэконом Яроцкий7 и похвалил диссертацию финансист Лебедев8. Диспут был скучным и монотонным, и устали все до крайности. Сам Лаппо[-Данилевский] защищался остроумно, но речь сказал мало удачную: Долго писать о его книге, а поговорить бы хотелось: При большем уменьи справляться с формой можно было бы сократить книгу страниц на и этим выиграть и в достоинстве труда Однако, свободное время на исходе.

Жму Вашу руку и кланяюсь Вашей супруге.

Платонов 10 мая [18]90 Когда диспут Якушкина? Впрочем, Вы писали, что го мая. Сообщите, как он пройдет. Вышли "Акты М[осковского] государства", и я разочаровался: Между 11 и 23 мая г. Сегодня, наконец, отчет отослан, и я могу окончательно и решительно засесть за диссертацию. Поздравляю Вас -- и себя, конечно, -- с Вашей новой позицией в Журнале М[инистерства] н[ародного] п[росвещения].

Спасибо за оттиск рецензии на Чечулинские города; на днях, в заседании Археол[огического] общества3, мне попалась в руки майская книжка, которая оказалась для меня втройне любопытной, и которой я и занялся во время заседания. Совершенно согласен с Вашими замечаниями на книгу Чечулина. Чечулинский ответ4 мне смутил меня в нескольких местах, так что, придя домой, я перечитал свою рецензию, но, перечитавши, совершенно успокоился: Насколько сам ответ убедителен для нечитавших рецензии, не мне, конечно, судить.

В обзоре Шмурло мой "топарх" эксплуатирован так основательно5, что теперь, кажется, было бы с моей стороны нескромностью еще раз угощать публику своим рефератом в "Библиографе". Во всяком случае, я должник перед "Библиографом". Вы уже получили, наверное, майскую книжку Русской Мысли, в которой помещена моя статейка о Якушкине6: Ключевский возражал преимущественно на то, что касается XVII в[ека] в диссертации особенно поместной системыа также на изложение закона о майорате; кроме этих пунктов, возражения были почти исключительно методические7.

Первую половину возражений Ключевского слушал, впрочем, и Майков, от которого Вы лучше узнаете. О "библиографической комиссии" я спрашивал Вас потому, что от ее имени делал мне Кареев предложение участвовать в библиографии; он спрашивал меня между прочим и о том, куда поместить отдел историко-географический, и, размышляя, по этому поводу я набросал свой план распределения вообще материала в отделении русской истории по рубрикам: Как член комиссии, Вы, значит, этот план видели?

Книга [Лаппо-]Данилевского мне очень понравилась; я готов признать, что выражается он часто очень неумело и туманно, но не согласен, чтоб можно было книгу сократить страниц на Во всяком случае, и тема и материал выбраны очень удачно; и в общем, если выкинуть некоторые выступления из пределов XVII в[ека] и некоторые части последней главы, -- он совладал с темой и дал много совсем нового и важного особенно, относительно раскладки и взимания.

Теперь Вы, вероятно, уже разделались с диспутом Филевича. Что его кандидатура в Варшаву? И в довершение всего -- на лето оставаться все там же, в Питере или возле Питера! Для меня, правда, последнее обстоятельство весьма приятно: Я сам тоже остаюсь в своей квартире до осени; семья, конечно, уже переехала на дачу, так что я в одиночестве, с радужными надеждами покончить, наконец, с текстом своей диссертации.

Еще раз от души поздравляю Вас с новым фазисом в истории Вашего бюджета; у меня даже на горизонте нигде не видно ничего похожего на возможность освободиться от беготни по урокам, и тем осязательнее мне представляется важность данного момента в Вашей автобиографии.

Передайте мой поклон и поздравления и Надежде Николаевне. Пишу Вам всего несколько слов наспех, для того, чтобы поспеть к сегодняшней почте. Вчера новая редакция Ж[урнала] М[инистерства] н[ародного] п[росвещения] вступила в дело, застала на два года материала и с собой принесла кое-какой материал, в том числе и Вашу диссертацию. Для нее очистили место с сентябрьской книжки и теперь ждем от Вас сведений: Из разговоров, бывших вчера, увидел я, что необходима некоторая ловкость, чтобы лавировать со средствами Журнала между желанием напечатать и необходимостью отказать или отложить.

Этой ловкости много было у Майкова и нам придется занимать ее у него и на будущее время. И вот он предсказывает, что если Ваша работа будет велика, то придется затянуть или ее, или кое-что другое. Все мои лично симпатии клонятся к тому, чтобы напечатать Вас поскорее, и поэтому мне хотелось бы пообстоятельнее узнать Ваши расчеты о сроках: Об этом следовало бы сговориться раньше, и я буду ждать Вашего письма с нетерпением.

А мы все хороним и провожаем: Ректорство у нас на год взял Помяловский2. Пишите письма по адресу: Финляндск[ая] ж[елезная] дорога, станция Парголово, Шуваловский парк, дача Порш; заказное же лучше по городскому адресу: Фурштатская, д[ом] 27, Елисеева.

С удивлением я услышал, что в Варшаву сильнейший кандидат на место Барсова3 -- Филевич и что Шмурло сам отказался от состязания с ним и Голубовским4. Извините за беспорядочность письма. Жму Вашу руку, P. Рецензией на Безобразова5 огрешились Вы, Павел Николаевич? Между 4 и 7 июня г. Отвечаю затем по пунктам на поставленные Вами вопросы. Во всяком случае, обязываюсь не запаздывать. Работа немалая ; но дело в том, что я имею слабость продолжать в корректуре отделку изложения, отдельных выражений и .